Как адвокат разваливает дело

Добыча нефти на даче и срок за бамбук: как адвокаты спасают подзащитных

Как адвокат разваливает дело

Не всякий гражданин, попавший в поле зрения правоохранителей, имеет средства на адвоката. Государство в таких случаях назначает защитников бесплатно. Подмосковные адвокаты, работающие по назначению, рассказали о своих успешных делах, а также дали советы, как не попасть в неприятную ситуацию.

«ПОДАРОК» ОТ АРЕНДАТОРА

Пенсионер Михаил Горбунов (имена всех обвиняемых изменены) очень любил свою дачу, расположенную в Раменском районе. Вместе с женой он проживал там круглый год – сажал огурцы с помидорами, выращивал кур. Но несколько лет назад его здоровье стало совсем слабым, и зимы он был вынужден проводить в городе. За домом смотрели соседи.

Однажды осенью в их поселке появился мужчина на иномарке. Постучался к соседям Горбунова, спросил, сдает ли кто здесь дом, ему, мол, нужно жилье рядом с железнодорожной станцией. А у дедушки как раз дача на зиму пустует!

Всю зиму и весну супруги Горбуновы прожили в городе, а в мае приехали на свою дачу. И видят странную картину – везде валяются пустые канистры, в сарае какие-то трубы и цистерны, повсюду сильный запах керосина. Оказалось, что под участком Михаила Ильича проходит нефтепровод с самолетным дизтопливом. И арендатор, тайком сделав криминальную врезку, выкачивал горючее. Ущерб – 2 млн руб.

На дедушку завели дело по ч. 4 ст. 158 УК РФ («Кража в особо крупном размере»). Максимальный срок по ней – 10 лет лишения свободы. Горбунову был предоставлен бесплатный адвокат Раменского филиала Адвокатской палаты Московской области (АПМО) Виктория Каратаева.

– Мой доверитель не знал о существовании незаконной врезки, – рассказывает Каратаева. – На самом деле их было три. Причем две были организованы уже давно и не имели отношения даже к арендатору Горбунова. А следствие хотело «повесить» все три на него, да еще он должен был возместить ущерб.

Каратаевой удалось исключить из дела эти две старые врезки. Тем самым снизить ущерб с 2 млн до 100 тыс. руб. и переквалифицировать статью на менее тяжелую. Вместо 10 лет лишения свободы суд присудил пенсионеру 2 года условно и оставил без рассмотрения иск о возмещении материального ущерба.

– Я пыталась убедить доверителя идти до конца и добиваться оправдательного приговора, – вздыхает Каратаева. – Но он ответил, что и это превосходный результат, а новые суды не выдержит его здоровье. Подарил мне десяток деревенских яиц и бутылку козьего молока.

Крахмал в особо крупном размере

Сотрудники миграционной службы проводили стандартный рейд по нелегальным мигрантам на одной из ткацких фабрик Ивантеевки, где, по их информации, трудились вьетнамцы.

Пока они проверяли паспорта и разрешения на работу, сопровождавшие их полицейские заметили припаркованный на территории фабрики «Фольксваген». На сиденье лежал пакет с белым порошком.

Нашли хозяина машины – гражданина Вьетнама Ли Нгуена. Полицейские поинтересовались, что это за порошок.

– Это моя родина, готовить, чтобы было карашо, – на ломаном русском попытался ответить рабочий.

Правоохранители отдали вещество на экспертизу, которая показала, что в пакете находится 770 г отборного героина. Особо крупный размер! Судьба вьетнамца была решена.

– На это дело назначили меня, – говорит адвокат Ивантеевского филиала АПМО Николай Коновалов. – Я имею опыт в делах о наркотиках, и формула, изложенная в экспертизе, меня смутила. Что-то в ней было не так.

Коновалов нашел по интернету эксперта кассационного суда и направил ему адвокатский запрос, приложив к нему экспертизу.

– Эксперт мне перезвонил и спросил: «Вы издеваетесь?» – качает головой адвокат. – Он сказал: «Это формула не героина, а крахмала»!

Оказалось, что родственник Ли Нгуена привез ему из Вьетнама бамбуковый крахмал, из которого готовят национальные супы. Дело развалилось в одну минуту.

Как плевако

Дело, которое несколько лет назад рассмотрел Московский областной суд, надолго останется в памяти подмосковных юристов. Начиналось оно банально. Был убит владелец одной из компаний, производящих контрацептивы для кошек и собак.

Следствие установило, что преступниками были несколько руководящих сотрудников конкурирующей компании. Согласно материалам дела, пятеро топ-менеджеров захватили бизнесмена по месту его жительства в одном из городов Московской области. Посадили в машину, отвезли на квартиру.

Вечером вывели, снова посадили в машину, отвезли на сельское кладбище, задушили и похоронили в чужую могилу.

В деле – пятеро обвиняемых. Одному из них, руководителю службы безопасности той самой конкурирующей фирмы, достался по назначению адвокат филиала № 1 АПМО Алексей Таратухин.

– Я выступил перед присяжными, – вспоминает Таратухин.

– Говорил о том, что невероятно, что во время всех этих манипуляций с похищением, с перевозками жертвы не оказалось ни одного свидетеля! Говорил, что на следующий день после убийства на ту могилу, в которую подхоронили жертву, пришла сестра покойницы, официально там похороненной. И она ничего не заметила! Как обвиняемым удалось сложить венки прежним образом, вкопать обратно цветы, росшие на могиле, удалить следы свежевскопанной земли?

Он говорил о том, что эксперты не нашли в автомобиле, на котором якобы перевозили жертву, ни единого следа – ни волоска, ни потожировых следов, ни волокон с одежды. Он взывал к логике присяжных.

И, несмотря на то что труп нашли в той могиле, что было уже получено признание одного из обвиняемых, после блистательной речи Таратухина присяжные оправдали всех пятерых! С формулировкой «за отсутствием события преступления».

«КАРМАННЫЕ» АДВОКАТЫ

Работая по назначению, адвокат также получает гонорар, только ему платит не сам доверитель, а государство. Гонорары юристов в уголовных делах по соглашению начинаются от 50 тыс. руб. и заканчиваются бесконечностью.

А государство выплачивает фиксированный тариф – 900 руб. в судодень. Молодые адвокаты работают по назначению, чтобы заработать опыт и репутацию. Другие – для того, чтобы иметь хоть небольшой, но стабильный доход.

Третьи – из идеи, что каждый человек, даже бедный, имеет право на защиту.

Обычно клиенты бесплатных адвокатов – это действительно необеспеченные люди, пенсионеры, мигранты. Есть категория людей небедных, но не верящих в то, что через суд можно что-то изменить. Есть категория отпетых преступников-рецидивистов – они знают законы порой лучше любого юриста, и им все равно, кто их будет защищать и на каких основаниях.

До недавнего времени у адвокатов по назначению в преступном мире был плохой имидж. Люди, преступавшие закон, считали, что такие юристы часто работают не на доверителя, а скорее на следствие.

– Действительно, был небольшой процент адвокатов, которых в судебном мире называли «карманными», – признает Николай Коновалов. – Они дневали и ночевали в отделениях полиции, по первому звонку следователя мчались принимать дело. Но они работали формально, для галочки. Порой обвиняемый ни разу и не видел своего адвоката.

По словам Коновалова, это те, кто не присутствует на допросах, а протоколы подписывает задним числом. Были там нарушения, не были – таких не волнует. Обычно это друзья следователя.

Если адвокат разваливает дело, то это негативно сказывается на карьере и зарплате «следака». Друг никогда не сделает ничего подобного.

Поэтому, даже если дело сфальсифицированное, то подзащитный получит обвинительный приговор в любом случае, максимум, что может сделать такой юрист, – скостить немного срок.

Технологии против коррупции

– Адвокатское сообщество активно решает проблему с «карманными» защитниками, – говорит Виктория Каратаева. – В частности, введением автоматизированной системы распределения дел через палату региона.

Так, если раньше следователь в ручном режиме начинал обзвон адвокатов, которые свободны и могут приехать в отделение (понятно, что он скорее позвонит другу), то сейчас адвокатов на дела выбирает машина. Жребий может выпасть любому, это лотерея. Так что отдавать дела «своим» адвокатам следователи уже не могут.

Все адвокаты, с которыми общался корреспондент «Подмосковье сегодня», утверждают, что для них нет разницы, работать по соглашению или назначению. Просто они делают свое дело – честно, ответственно, тщательно и неравнодушно. Каждый имеет право на защиту. Даже если у него нет денег.

уполномоченный по правам человека в Московской области:– Безусловно, очень важны услуги и платных, и бесплатных адвокатов, потому что есть множество ситуаций, когда человек защитить себя сам не сможет. Однако в случаях, если действия адвоката не соответствуют его квалификации, если выясняется незнание каких-либо процессов, введение в заблуждение клиента, выкачивание лишних денег – тогда уже другой разговор. Не часто, но подобные ситуации действительно бывают. Тут же передаем информацию в соответствующую коллегию адвокатов, и там идет профессиональный разбор ситуации и оценка деятельности адвоката. Больше всего негатива у меня вызывают так называемые псевдоюристы, которые представляются адвокатами, но статуса адвоката при этом не имеют. Такие частные юридические компании заманивают людей якобы на бесплатную консультацию, в итоге уговаривают заплатить за то, что от имени человека будут составлены обращения в государственные органы. Буквально на днях был на приеме мужчина из Серпухова, который отдал 35 тыс. руб. за то, что юристы ему составили обращение в мой же адрес! При этом, разумеется, подобное обращение на самом деле не стоит ни копейки, пишется в свободной форме, для этого не нужно знать статьи закона или пользоваться какими-то специальными словами.

Источник: https://mosregtoday.ru/soc/dobycha-nefti-na-dache-i-srok-za-bambuk-kak-advokaty-spasayut-podzaschitnyh/

Как развалить уголовное дело на стадии следствия или в суде

Как адвокат разваливает дело

Уголовные дела возбуждаются в тех случаях, когда в правоохранительные органы поступают заявления, явки с повинной, постановления прокурора или сообщения о преступлениях из других источников. Даже анонимное сообщение может быть принято во внимание.

При этом ответственные лица проверяют, произошло ли событие, является ли оно преступлением, не истекли ли сроки давности и если признаки преступления установлены, возбуждается уголовное дело в отношении как конкретного лица, так и в отношении неизвестного подозреваемого.

На проверку даётся до 3, в исключительных случаях – до 10 дней или же, если необходимо направление запросов или проведение экспертиз – 30 суток по постановлению руководителя следственного органа.

Естественно, что всякий не признающий свою вину подозреваемый ищет способы, как развалить уголовное дело.

Прежде чем самостоятельно испытывать свою судьбу и рисковать свободой – задайте бесплатный вопрос нашим юристам по телефону. Это быстро, бесплатно и не займет много времени!

Возбуждение уголовного дела в отношении какого-либо лица означает начало его уголовного преследования и привлечение его к уголовной ответственности.

  1. Сперва дело расследуется в органах внутренних дел, а следователь оценивает найденные улики и доказательства.
  2. Затем материалы передаются в прокуратуру, где проверяется полнота проведенного расследования и дело либо передается в суд, либо возвращается на дополнительное расследование.
  3. И только после этого проводятся судебные слушания.

На каждом из этих этапов дело может остановиться или вовсе прекратиться, особенно когда доказательства противоречивы, а в виновности обвиняемого есть неустранимые сомнения.

В бытовой речи и сленге как работников следствия, так и ряда юристов, прекращение уголовного преследования часто называют «развалить дело».

Фразу «Он развалит нам дело!» слышал, видимо, почти каждый, кто имел близкое общение с сотрудниками правоохранительных органов и обращение «он» чаще всего отнесено к адвокату.

В большинстве случаев со стороны защиты это вполне законные действия, направленные на выявление злоупотреблений, неточностей и недостоверных доказательств.

Что значит «развалить дело»

Сленговое понятие «развалить дело» относится к прекращению уголовного дела по реабилитирующим обстоятельствам, поскольку даже при примирении сторон или амнистии (не реабилитирующие основания) человек формально становится виновным без суда и пятнает свою биографию фактом привлечения к уголовной ответственности, пусть и без судимости.

Но даже при не реабилитирующем прекращении дела в любом случае сокращаются время и издержки на следственные и судебные разбирательства.

Человек считается невиновным, т.е. подлежит реабилитации, если будет установлено, что:

  • события преступления не было;
  • действия его не являются преступлением и не образуют его состава;
  • указанное лицо не имеет отношения к преступлению, то есть непричастно к его совершению.

Когда доказательства явно свидетельствуют в пользу подсудимого, государственный обвинитель в процессе отказывается от предъявленного обвинения, не доводя дело до оправдательного приговора.

Вынесение оправдательного приговора имеет куда более серьезные последствия для следствия, и оставляет право на получение компенсации за подсудимым.

Вот это – типичный пример того, как развалить уголовное дело благодаря квалифицированной юридической помощи.

Есть мнение, что хороший адвокат может развалить любое дело, от чего некоторые целенаправленно ищут именно такого. Однако даже многие очень богатые люди с миллиардными суммами на счетах подчас не могут избежать не только обвинения, но даже тюрьмы. Может быть дело не в выборе адвоката?

Отсюда следует закономерный вывод, что «разваливаются» те дела, при расследовании которых допускаются явные злоупотребления или же грубые ошибки следственных органов. При этом адвокат обязан использовать лишь законные методы, избегая различных «договоренностей» со следствием или же попыток «занести» вознаграждение должностным лицам. Шансов получить обвинение в даче взятки куда больше, чем решить вопрос незаконно.

Ознакомление с делом – залог успешной защиты

Обвиняемый и его защитник могут знакомиться с материалами уголовного дела после проведения предварительного следствия при передаче прокурору, не считая того, что они вправе знакомиться со многими материалами дела и при производстве следствия. Закон разрешает читать документы и изучать вещественные доказательства адвокату и его подзащитному как совместно, так и по отдельности.

В процессе ознакомления допускается делать выписки, копировать материалы за свой счёт, например, фотографируя их или же сканируя на собственном сканере.

По сути дела до этого момента стороне защиты полноценно неизвестно, на чём строится обвинение; после ознакомления с доказательствами адвокат может уже целенаправленно подбирать аргументы в пользу подзащитного, выстраивая тактику «боя» в суде.

Начать знакомиться с делом нужно в течение 5 дней, иначе следователь имеет право предложить другого защитника или вовсе оставить без ознакомления, тем самым подорвав всю линию защиты. Длительность самого изучения материалов не регламентируется, но может быть ограничена судом при установлении злоупотребления правом.

После ознакомления с делом можно ходатайствовать об исключении или добавлении доказательств, а также о дополнительных свидетелях. Ходатайства должны быть заявлены до начала рассмотрения дела по существу и слушаются на предварительном слушании в суде.

То, что уже найдено адвокатом, иногда имеет смысл приобщить к делу сразу же, если есть вероятность, что прокуратура на этом основании может вернуть дело на доследование, которое повлечёт снятие обвинений с человека.

Исключение ключевых доказательств – верный способ развалить дело в уголовном процессе еще до суда.

Ходатайство – это обычное название для обращений участников процесса к тому, у кого в данный момент находится уголовное дело (следователю, прокурору, дознавателю, суду). Его может подать как сам обвиняемый, так и его адвокат.

Составлять текст следует максимально грамотно и с лингвистической, и с юридической точек зрения, поскольку неграмотность, конечно, не может стать причиной отказа в его рассмотрении, но существенно поменяет восприятие изложенного.

Что может сделать адвокат во время предварительного следствия, чтобы «развалить» дело по незаконному обвинению:

  • присутствовать во время допросов. Это значительно снижает шансы попасть под влияние более искушённого в юридических и психологических тонкостях следователя, не говоря уже о недопустимых методах работы, местами без стеснения применяемых полицией. И к слову – шансов развалить дело на стадии следствия гораздо проще и реальнее;
  • встречаться с подзащитным наедине. Иногда это может быть важно не только процессуально, но и в психологическом плане – доверитель может выговориться, рассказать адвокату все как есть;
  • контролировать условия содержания под стражей. Конечно, в камеру адвоката не пустят, но доверитель может обозначить имеющиеся проблемы. А тот уже будет искать варианты, как улучшить условия или примет меры к освобождению из-под стражи, заявив об изменении меры пресечения на более мягкую, т.е. по возможности освободить клиента из заключения;
  • собрать доказательства, свидетельствующие о невиновности подзащитного или способствующие смягчению его вины. Возможностей у адвоката меньше, чем у правоохранительных органов, однако больше, чем у простых граждан и привлекаемого к ответственности лица.

Адвокат – не волшебник

Приглашая адвоката для защиты важно помнить, что он не владеет чудодейственными приемами и не сможет по щелчку пальца развалить дело. Особенно если доказательственная база по которым в целом объективна и говорит не в пользу подзащитного.

Осознавая за собой совершенное преступление, не стоить требовать от адвоката чудес – он примет все меры к установлению возможных ошибок при расследовании, которые сыграют хорошую службу даже при наличии вины, но при наличии реальной и признаваемой вины и причастности к преступлению «развалить» дело очень и очень проблематично.

Однако это не является основанием для отказа от адвоката, помощь которого может быть и не освободит вас от уголовной ответственности совсем, но поможет выйти из неприятной ситуации с минимальными потерями.

Остались вопросы? Задайте их нашим юристам по телефонам, в форме ниже или через  чат. Консультация абсолютно бесплатна!

Источник: https://vsude.info/kak-razvalit-ugolovnoe-delo/

как развалить уголовное дело

Как адвокат разваливает дело

Эффективная защита по уголовному делу в России задача архисложная. Не секрет, что согласно официальной статистики количество оправдательных приговоров составляет менее 1 процента, то есть меньше чем в годы сталинских репрессий. Такая статистика не результат работы правоохранительных органов, а закономерное следствие смешанного следственно-состязательного процесса.

Обвинительная следственная власть  играет роль хозяина уголовного процесса.

Письменная форма фиксации доказательств на предварительном расследовании является формой легализации (признания) собранных следователем материалов сразу в качестве судебных доказательств, которые могут быть направлены в суд и свободно конкурировать там с доказательствами, полученными непосредственно в судебном заседании. Более того, прокуроры части используют такой прием. При наличии противоречий в показаниях свидетеля данных на предварительном следствии и в судебном заседании, государственный обвинитель с согласия суда оглашает протоколы допросов свидетеля, а затем задает ему стандартный вопрос: «вы подтверждаете показания данные вами на предварительном следствии?». Как правило, свидетель в таком случае теряется и отвечает на этот вопрос положительно.

При таких условиях, даже самый добросовестный судья вынужден  следовать материалам уголовного дела, созданного следователем, так как  подготовленные им письменные доказательства, в первую очередь протоколы следственных действий, создают некую разновидность системы формальной оценки доказательств, когда главная задача судьи, не принимавшего участия в предыдущем действе, состоит главным образом в проверке непротиворечивости друг другу представленных обвинением доказательств, а, в конечном счете, в обеспечении соответствия приговора выводам обвинения.

Если по материалам уголовного дела, собранным на досудебной стадии процесса всего гладко, судье  не остается другого выхода, как вынести обвинительный приговор, поскольку он «не имеет оснований не доверять таким доказательствам.

Суд находится как бы в  клетке доказательств, выйти из которой он не вправе, несмотря на формально декларируемый принцип свободы их оценки.

Это означает, что формализованное расследование является одной из главных причин (хотя и не единственной) обвинительного уклона в Российском уголовном процессе,

На практике дело обстоит еще хуже. Фактически следователь, судья и прокурор  желают только одного- обвинительного приговора. Судьи не пытаются установить истину по делу (  они и не должны этого делать по закону), их задача вынести обвинительный приговор. Доказательства защиты всегда воспринимаются судьями и  государственными обвинителями в штыки.

Законные доводы защиты о существенных нарушениях процессуального закона в ходе следствия почти всегда признаются необоснованными. Какую только галиматью  не пишут судьи в выносимых ими постановлениях  «об отказе в удовлетворении ходатайств защиты об исключении  из доказывания недопустимых доказательств».

Ссылки защиты на руководящие разъяснения Верховного Суда игнорируются даже в Верховном Суде.

Тем не менее, подследственному ничего не остается, как защищаться и пытаться добиться наиболее благоприятного для себя судебного постановления.

                           Как развалить уголовное дело

Так как же развалить уголовное дело  в рамках существующего уголовного процесса?

Если говорить о законных методах защиты, то добиться оправдательного приговора можно только двумя способами:

  1. Путем предоставления суду неопровержимых доказательств невиновности подследственного.
  2. Путем исключения из числа доказательств, представляемых обвинением суду доказательств полученным с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

На практике защита использует оба эти способа одновременно.

В этой статья  идет речь о защите по уголовным делам, которые рассматриваются судьями единолично. Защита по уголовным делам  рассматриваемые судом присяжных имеет свои особенности.

Добиться оправдательного приговора в суде присяжных значительно легче, чем по уголовным делам, рассматриваемым судьями единолично.

Это связано, во-первых, с тем, что вопрос о виновности подсудимого решается не судьей, а присяжными заседателями, во-вторых, шансов исключить из процесса доказывания недопустимые доказательства больше.

          Предоставление доказательств невиновности

В  рамках нашего уголовного процесса предоставление доказательств задача не простая. В соответствии с положениями УПК РФ защита не наделена правом на собирание доказательств.

  Защита представляет доказательства органам расследования и суду только путем заявления ходатайств о проведении тех или иных следственных действий, допросе свидетелей.

Такие ходатайства далеко не всегда удовлетворяются следователем и судом.

Доказательства должны быть вескими, поскольку наши суды пытаются забраковать любые доказательства оправдывающие подсудимого. В моей практике имелось уголовное дело, по которому были представлены доказательства наличия алиби у подсудимого, однако суды всех инстанций отписались одной фразой «алиби защиты проверялось, но не подтвердилось».

 Если подсудимый хочет допросить свидетелей, не допрошенных на предварительном следствии, то необходимо самому обеспечить их явку в суд, поскольку суды нередко отказывают в допросе свидетелей, несмотря на то, что показания этих свидетелей имеют значение для дела.

Ходатайства о проведении следственных действий адресованные суду или следователю необходимо составлять в письменной форме и приобщать к материалам уголовного дела.

           Исключение недопустимых доказательств

В настоящее время следственный корпус сильно помолодел. Следователи не имеют достаточного опыта, учить и подсказывать им зачастую некому.  В связи с этими нарушения процессуального закона имеют место быть практически в каждом уголовном деле. Однако, следует учитывать, что судом исключаются только доказательства полученные с существенным нарушением процессуального закона.

К сожалению судьи закрывают глаза на даже существенные нарушения уголовно-процессуального закона и даже на ошибочную квалификацию содеянного.

Суды первой инстанции отказывают в удовлетворении обоснованных ходатайств об исключении доказательств, но суды апелляционной и кассационной инстанции при наличии действительно существенных нарушений УПК РФ отменяют приговоры судов первой инстанции.

Добиться положительного результата  с помощью исключения недопустимых доказательств  задача не из легких, а потому лучше всего с этим справиться хороший опытный адвокат. Полезные статьи о недопустимости доказательств читайте в главе « все о недопустимости доказательств».

Источник: https://pershickow.ru/kak-razvalit-ugolovnoe-delo/

О вашем праве
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: